Если катетер остался в вене

Врачи забыли катетер в теле 1,5-месячной девочки

Если катетер остался в вене

Скоро исполнится два года, как Дмитрий и Лилия Козубай судятся с Московским областным перинатальным центром из-за халатности и непрофессионализма, проявленных сотрудниками больницы.

Рита Козубай появилась на свет 22 июня 2010 года. Долгожданное пополнение в семье Дмитрия и Лилии произошло раньше намеченного срока – на тот момент мама девочки была на 29-й неделе беременности. Вес малышки оказался критическим – всего 910 грамм.

До полной стабилизации новорожденной предстояло провести долгое время в перинатальном центре под тщательным контролем врачей. Рита была уже третьим ребенком в семье кавалера медали “За отвагу” за участие в боевых действиях на территории Чечни.

Когда девочку поместили в специальный кювез, лекарства, необходимые для жизни и развития ребенка, поступали в ее организм через специальный катетер: 24-сантиметровая трубка наполовину вводится в вену, а остальная часть остается снаружи и закрепляется клейкой лентой на ручке ребенка.

11 июля Лилия обнаружила подтекание лекарства в месте, где катетер входит в вену. Наружняя часть катетера была по-прежнему закреплена на руке дочери, а вот внутренняя куда-то исчезла. Ни дежурный врач, ни медбрат отделения не могли объяснить причину сбоя в работе катетера.

– В истории болезни было указано, что наружную часть катетера не было видно, хотя это заметили как минимум три человека: я, медбрат и дежурный врач, – вспоминает Лилия Козубай. – Врач убеждал меня, что если фрагмент трубки находился в организме, то мы бы уже наблюдали плачевные последствия.

Позднее в результатах исследования, которое проводило бюро судебно-медицинской экспертизы, написали о том, что попадание в организм новорожденной девочки силиконового фрагмента трубки не является опасным для жизни.

Адвокат семьи Козубай заподозрил, что такая экспертиза не могла быть независимой, так как Московский областной перинатальный центр, как и бюро судмедэкспертизы, находится в подчинении Министерства здравоохранения МО.

Обнаружить “потерявшийся” в вене катетер поначалу не удалось, и лишь через несколько дней, когда обследование Риты провел кардиолог, родителям сообщили, что в области верхней полой вены, совсем рядом с сердцем, есть уплотнение, так называемая эхотень.

После этого Риту перевели сначала в восьмую городскую больницу, а позже – в 13-ю детскую клиническую больницу. 

Только там, в знаменитой Филатовской больнице, медикам удалось найти катетер в теле Риты, которой на тот момент было уже три месяца. Врачи приняли решение оперировать девочку.

– Если бы катетер вовремя не извлекли, он мог направиться в легкие и вызвать их отек, а мог дойти до головы и вызвать инсульт, – рассказывает об обстоятельствах дела кандидат медицинских наук Валентин Ермолаев. – Главный минус этих катетеров в том, что они хрупкие и их не видно на рентгене. Кто-то из врачей недосмотрел – и все. Все-таки медики в перинатальном центре должны быть более внимательны.

О проблемных катетерах знают и в 8-й детской больнице Москвы, куда первоначально привезли Риту.

– Девочка поступала к нам, но катетер мы обнаружить не смогли, – говорит заместитель главврача клиники Ольга Милева. – В нашей больнице такими не пользуются именно из-за их низкого качества.

Операция по извлечению катетера проходила в Научном центре сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева. Проводил ее один из ведущих врачей в этой области  Баграт Алекян. 

– Меня сразу предупредили, что трубка свернулась в клубок и обросла фибриновой пленочкой и обычным захватом через вену извлечь ее может не получиться. Тогда придется разрезать девочке грудную клетку и проводить операцию на открытом сердце, – вспоминает отец Риты Дмитрий.

К счастью, операция прошла успешно, а извлеченный фрагмент трубки до сих пор находится в ЦССХ им. Бакулева.

Сразу после операции родители обратились в Балашихинский городской суд с иском к перинатальному центру. В иске семья Козубай просила возместить затраты на полный курс лечения девочки. Но из-за той самой экспертизы суд отклонил иск родителей Риты.

В декабре 2012 года Дмитрий и Лилия подали заявление в Верховный суд. По их словам, они готовы пойти до конца, чтобы взыскать с Московского областного перинатального центра сумму, затраченную на лечение девочки.

В самом областном перинатальном центре Life News заявили, что случай Риты Козубай – уже не первый.

– Да, у нас бывало такое, – ответила по телефону Людмила Малютина, заведующая отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных, где лежала Рита. – Проблема в качестве материала. После инцидента с Козубай мы перешли на более качественные катетеры импортного производства.

Между тем, по словам Людмилы Малютиной, некачественными катетерами в клинике пользовались с 2004 года.

Источник: https://life.ru/p/110384

blogtn.ru Блог Татьяны Никитиной

Если катетер остался в вене

14 января 2005

           По халатности врачей в сердце ребенка проникла трубка длиной в 7 см  

           материал размещен в “МК в Бурятии”

            Необычная процедура  

            Недуг постиг маленькую улан-удэнку Яну, когда та гостила у бабушки. С режущими болями в животе ее доставили в ближайшую районную больницу.  Острый аппендицит, ничего страшного, – констатировали в хирургическом отделении. Через пару недель бегать будет, как прежде, не волнуйтесь… Неотступно сидевшая рядом бабушка и впрямь успокоилась.

«Пустяковая» операция прошла хорошо, со дня на день должны были убрать капельницу. Насчет этой капельницы она даже сама не раз подходила к лечащему врачу. Тот все время куда-то торопился и сказал, что беспокоиться не надо, сейчас придет медсестра и все сделает. Медсестра действительно вскоре появилась, начала убирать трубки, опутавшие тело девочки, словно прозрачные змеи.

Вдруг Яна тихо ойкнула. Вслед за ней ойкнула и разом побледнела медсестра. Прозрачного катетера, который установили несколько дней назад в подключичную вену, там не было! Не оказалось его и в руках медсестры! Пластмассовая трубка, длиной 7 см, проникла в вену и теперь плавала там, как палка в реке. Как это могло произойти, следователям прокуратуры выяснить не удалось.

Впрочем, врачи признали: в их больнице произошел вопиющий случай. Катетер, который ставят для ввода инъекции каждому второму больному, почему-то сломался и «ушел» в вену. Потоком крови его вынесло в правое предсердие. Любая секунда для девочки могла стать последней.

Спокойно дышать Яна стала только после операции на сердце в Новосибирском исследовательском институте патологии кровообращения. Девочка признана инвалидом детства.

            Дело про инородное тело

            Заявление в прокуратуру с изложением вопиющих фактов медицинской помощи результатов не принесло. Прокуратура вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении работников районной больницы. Следователь установил, что поломка катетера произошла ввиду его плохого качества.

Пострадавшим советовали писать московским производителям этих медицинских изделий. После телеграмм в генеральную прокуратуру России и администрацию Путина уголовное дело все же возбудили. Впрочем, его вскоре прекратили за отсутствием состава преступления, и родных больной девочки охватила паника.

Как же так? Прошло почти три года, как здорового ребенка превратили в инвалида. После операции на сердце девочку замучили болезни… Собрав последнюю волю, родители Яны написали иск в Октябрьский суд.

Чем больше слушалось это дело, тем яснее становилось, что девочке пришлось столкнуться с простой врачебной халатностью.

            Лечившие Яну врачи уверяли, что катетер для внутривенного вливания лекарств изначально никаких видимых дефектов не содержал. Он был в упаковке, стерильный, технических трудностей при его введении не было. «Зашил» его в вену врач –анестезиолог Окунцов. По инструкции он же должен был и снять его.

Однако в тот злополучный день находился на операции, и катетер снял кто-то другой. Кто это сделал, суд так и не установил. Дежурившая тогда медсестра Разумнова показала, что заходила в палату с врачом. Этот врач утверждал, что когда подошел к кроватке, иглы там уже не было. Все медики в один голос заверяли, что сломать катетер в руках невозможно.

Такого в истории медицины еще не было. Во время операции в Новосибирске инородное тело вынули из сердца, но на руки бабушке вещественное доказательство не дали. Поскольку катетер не сохранился, провести криминалистическую экспертизу для определения причины его поломки, стало невозможно.

Зато приглашенный в качестве эксперта врач –анестезиолог БСМП популярно объяснил. Обследовать катетер, устанавливать его, подключать к вене обязан не кто попало, а исключительно врач антибитолог -реаниматолог. Его же прямая обязанность снять катетер, причем делать это следует в процедурном кабинете.

Никакие медсестры к этой ответственной процедуре не допускаются. Кстати выяснилось, что сегодня катетеры закупаются нашими больницами как импортного, так и отечественного производства. Вероятно, что причина происшествия могла скрываться в плохом качестве медицинского изделия. Самое главное, что поняли все, кто присутствовал на данном суде.

Оказавшись в больнице, не забудьте поинтересоваться, катетер какой страны вам устанавливают, и кто эту иглу вам собирается удалить. Это может стоить вам здоровья, если не жизни.  

            Только после обращения родителей девочки в суд врачи согласились заключить с пострадавшими мировое соглашение. Районная больница обязалась выплатить в счет возмещения нанесенного ей морального вреда 80 тысяч рублей. И хотя ни один врач этого лечебного заведения свою вину в случившемся не признал, сам факт выплаты «компенсации» говорит о многом.

Дело случая (ответ на публикацию)

факты проникновения в сердце медицинского катетера далеко не единичны

Статья «Смертельный укол», опубликованная в «МК» в Бурятии», вызвала немало откликов читателей. Понятно волнение улан-удэнцев. Такое могло произойти с каждым и в любой больнице. Родители пострадавшей девочки высказали желание вернуться к печальной теме. Они сообщили новые подробности трагической истории, случившейся три года назад.

– Несмотря на прошедшее время, и сейчас наша семья переживает стресс от всего случившегося, – рассказывает бабушка девочки Тамара Васильевна Чимитова. – Катетер вшивал участвовавший в операции врач – анестезиолог Олег Игоревич Храмин. Именно он должен был его и снять.

Я несколько раз подходила к нему, он заверил меня, что катетер снимут. Потом пришла медсестра Разумных С.В. Она сказала, что анестезиолог очень близко зашил нитку к катетеру и она плохо ее видит. На моих глазах она перерезала ножницами нитку, а с ними, как я поняла, и пластиковый катетер.

Все это произошло в Первомайской райбольнице Читинской области. Когда стало ясно, что требуется срочная дорогостоящая операция в Новосибирске, а в областной бюджет ничем помочь не может, мы обратились в министерство здравоохранения РБ.

Хочу выразить нашему министерству огромную благодарность за оперативность и понимание. В течение суток необходимые для операции 96 тысяч рублей были перечислены в Новосибирск как республиканская квота. Девочку удалось спасти, впрочем, виновные так и не понесли наказания.

Уголовное дело по факту врачебной халатности в прокуратуре Шилкинского района возбуждали несколько раз и столько же раз закрывали.

Кто-то скажет, что к нашей республике этот случай не имеет никакого отношения. В Улан-Удэ мы нашли девочку, с которой в нашей больнице несколько лет назад произошла аналогичная история. При попытке снять подключенный к вене катетер пластмассовая трубочка «ушла» в вену.

Ее потоком крови вынесло в правое предсердие. Доставать катетер пришлось уже хирургическим путем. Эта девочка уже довольно взрослая, пока видимых последствий на ее здоровье эта операция не оказала.

В основном такие сложнейшие операции на сердце делают в НИИ патологии и кровообращения им. Мешалкина г. Новосибирска. Операцию нашей девочке делал заведующий детским кардиологическим отделением этого НИИ Юрий Синельников.

В одном интервью он сказал, что в год они имеют по 2-3 подобных случая. Если бы мы могли прибавить к этому мрачную статистику еще и взрослого отделения…

Источник: http://blogtn.ru/news/?record_id=602

МедДемопат
Добавить комментарий